Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты

tili-mili-tryamdiya.ru

Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты, опыт зарубежных государств.
 
Ниже приведены НЕСКОЛЬКО ответов на поставленный вопрос.
 
Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты, опыт зарубежных государств.
Если коррупция как понятие – это весьма сложное и общественно-опасное социально-правовое явление, то противодействие коррупции – это общественно-необходимая, социально-правовая деятельность государства, гражданского общества, физических и юридических лиц по преодолению коррупции, бескомпромиссная борьба со всеми ее проявлениями.
tili-mili-tryamdiya.ruПо материалам исследований международной организации «Transparency International», индекс восприятия коррупции (далее – ИВК) в нашей стране в 2011 г. составил 2,4 балла . В то время как самый низкий уровень коррупции в 2011 г. зафиксирован в Новой Зеландии (9,5), Дании и Финляндии (9,4), а самый высокий – в Северной Корее и Сомали (1,1). Даже, несмотря на определенный субъективизм при определении индекса, показатель по России весьма огорчает. По данным российского фонда «ИНДЕМ» (Информатика для демократии), объем коррупции в нашей стране сопоставим с доходами федерального бюджета. В 2012 г. в рейтинге Corruption Perceptions Index Россия заняла 133-е место из 174 стран и, таким образом, улучшила свое положение в мировом рейтинге уровня коррупции, поднявшись по сравнению с 2011 годом на 10 позиций. По мнению экспертов, повышение позиции в рейтинге связано с «действиями, связанными с противодействием коррупции, в первую очередь с принятием антикоррупционного законодательства». Это декларирование чиновниками доходов, расходов и имущества, ужесточение санкций за коррупционные правонарушения, введение кратных штрафов. Приведенные данные свидетельствуют о том, что уровень коррупции в тех или иных сферах возможно снизить при условии принятия адекватных нормативных правовых актов и жесткого контроля за их исполнением, с привлечением независимых экспертов и применением мер общественного контроля.
Международное сотрудничество государств в сфере борьбы с коррупцией основывается на критериях, установленных национальным законодательством ведущих индустриальных западных государств. Так, анализируя закон США о коррупции за рубежом 1977 года, необходимо отметить, что он носит экстерриториальный характер, так как под его действие подпадают не только компании, зарегистрированные на территории США, но и иностранные субъекты. Великобритания, в свою очередь, предпринимает попытки бороться с более масштабными проявлениями коррупции. Так, Соединенное Королевство еще в 1999 году присоединилось к Конвенции по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок, принятой 21 ноября 1997 года по инициативе Организации экономического сотрудничества и развития и вступившей в силу 15 февраля 1999 года, а также подписала Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции (UNCAC), принятую резолюцией № A/RES/58/4 Генеральной Ассамблеей ООН от 31 октября 2003 года.
В 2009 – 2014 гг. сохранилась тенденция к совершенствованию законодательства в важнейших отраслях российского права. Существенный вклад в оптимизацию законодательства был сделан в связи с вступлением в силу Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» и иных нормативных правовых актов.
Данный Федеральный закон служит реализации положений Федерального закона «О противодействии коррупции» и направлен на выполнение международных обязательств России в этой области. Им внесены изменения более чем в 17 нормативно-правовых актов. Среди них Уголовный кодекс России, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и ряд других.
Сравнительно высока коррупция в государствах мусульманской правовой семьи, что порождает основание для выдвижения двух аспектов исследования, определяющих, что: во – первых, в странах исламского мира действует азиатская модель бюрократического управления, включающая в себя дачу – получение взяток; во –вторых, коррупция в этих государствах является прямым следствие нищеты.
Наиболее низким уровень коррупции представлен в государствах романо-германской и англосаксонской правовых семей, что, по всей вероятности, следует отнести на счет правосознания жителей этих стран.
Проанализировав международные конвенции в сфере противодействия коррупции, стандарты антикоррупционного законодательства и опыт зарубежных государств по их успешной реализации, мы приходим к выводу, что основные направления имплементации положений международных антикоррупционных конвенций и положительный опыт по противодействию коррупции других стран представляют собой не до конца использованный ресурс совершенствования современного российского антикоррупционного законодательства для наиболее эффективного внутреннего нормотворчества. Наличие полноценного эффективного законодательства по противодействию коррупции и его соответствие международно-правовым стандартам, является, по нашему мнению, ключевым аспектом становления действенной системы предупреждения коррупции.
 
 
Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты, опыт зарубежных государств
 
tili-mili-tryamdiya.ruПонятие коррупции определено Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее – Федеральный закон № 273-ФЗ), в соответствии с которым она представляет собой злоупотребление служебным положением, дачу взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица.
Правовую основу противодействия коррупции составляют Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, а также нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальные правовые акты.
Основными нормативными правовыми актами в сфере противодействии коррупции являются:
• Федеральный закон от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»;
• Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»;
• Федеральный закон от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»;
• Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»;
• Федеральный закон Российской Федерации от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»;
• Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;
• Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам»;
• Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами»;
• Указ Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 557 «Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей»;
• Указ Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 558 «О представлении гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера»;
• Указ Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 559 «О представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера»;
• Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. № 1065 «О проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими, и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению»;
• Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. № 1066 «О проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации и соблюдения ограничений лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации»;
• Указ Президента Российской Федерации от 1 июля 2010 г. № 821 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов»;
• Указ Президента Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. № 460 «О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 — 2011 годы»;
• Указ Президента Российской Федерации от 8 июля 2013 г. № 613 «Вопросы противодействия коррупции»;
• Указ Президента Российской Федерации от 2 апреля 2013 г. № 309 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона «О противодействии коррупции»;
• Указ Президента Российской Федерации от 3 декабря 2013 г. № 878 «Об Управлении Президента Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции»;
• Указ Президента Российской Федерации от 11 апреля 2014 г. № 226 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2014 — 2015 годы»;
• Указ Президента Российской Федерации от 23 июня 2014 г. № 460 «Об утверждении формы справки о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации»;
• Указ Президента Российской Федерации от 8 марта 2015 г. № 120 «О некоторых вопросах противодействия коррупции».
В целом ряде зарубежных государств удалось создать такие механизмы, которые позволили ограничить коррупцию масштабами, не представляющими серьезной опасности для нормального функционирования государственного аппарата. Особый интерес представляет практика тех государств, где структурные преобразования дали наибольшие результаты и тем самым создали предпосылки для успешного экономического роста. К таким странам относятся: Дания, Швеция, Новая Зеландия, Сингапур, Финляндия, Швейцария, Исландия, Нидерланды, Австралия, Канада, Люксембург, Австрия, Гонконг, Германия, Норвегия, Ирландия, Великобритания, США, Япония.
Как пример рассмотрим антикоррупционную политику Сингапура.
Вдохновителем и организатором борьбы с коррупцией в Сингапуре стал бывший премьер-министр г-н Ли Куан Ю (1959-1990). В ноябре 1999 года г-н Ли заявил: «Честное, эффективное правительство с незапятнанной репутацией было и остается самым ценным достижением правящей партии и главным достоинством Сингапура». Когда в 1959 году правящая партия пришла к власти, она приняла мощную программу по борьбе с коррупцией, основанную на определенных принципах. Г-н Ли отметил, что, когда власть рассматривается как возможность для личного обогащения, а не как свидетельство оказанного народом доверия, это становится уже проблемой этики. Все общества, претендующие на длительное существование, должны поддерживать принцип честности, иначе общество не выживет, подчеркнул он. Самый легкий способ остановить коррупцию состоит в том, чтобы минимизировать возможности для общественных чиновников действовать по собственному усмотрению, добавил он. В октябре 1999 года г-н Ли заявил, что жесткая позиция Сингапура в борьбе с коррупцией — вопрос скорее необходимости, чем просто поддержания национального достоинства. Причина в том, что Сингапур желает извлечь выгоду из иностранных инвестиций, а для этого необходимо исключить возможность использования инвестиционных средств ненадлежащим образом.
В Сингапуре борьба с коррупцией ведется непосредственно политическими лидерами и высшими должностными лицами, ее всемерно поддерживает общественность. Другими словами, борьба с коррупцией здесь ведется непрерывно, о чем свидетельствует наличие постоянно действующего специализированного органа по борьбе с коррупцией – Бюро по расследованию случаев коррупции (основано в 1952 году), обладающего политической и функциональной самостоятельностью. Но до принятия Акта о предотвращении коррупции работа Бюро не приносило ощутимых результатов. Дело в том, что данный Акт устранил несколько серьезных препятствий. Во-первых, он дал четкое и емкое определение всех видов коррупции. Взяточники не могли больше увиливать, получая «благодарность» в форме подарков и прячась за размытыми формулировками. Во-вторых, Акт регламентировал работу Бюро и дал ему серьезные полномочия. В-третьих, он увеличил тюремные сроки за взятки. Все это развязало руки Бюро: оно получило разрешение задерживать потенциальных взяточников, проводить обыск у них в домах и на работе, проверять банковские счета и т.д. Так, ст. 18 гласит, что Бюро вправе проверять банковские книжки государственных служащих, а согласно ст.19 – также их жен, детей и агента, если это необходимо. Бюро уполномочено производить аресты, обыски, проверять банковские счета и имущество подозреваемых в коррупционных преступлениях.
Кроме того, Бюро:
расследует жалобы, содержащие обвинения в коррупции в общественных и частных сферах;
расследует случаи халатности и небрежности, допущенные государственными служащими;
проверяет деятельность и операции, проводимые государственными служащими, с целью минимизировать возможность совершения коррупционных действий.
В ведомстве три отдела: оперативный, административный и информационный. Два последних кроме поддержки оперативной работы отвечают и за «чистоту» бюрократии. В их ведении отбор кандидатов на высокие государственные должности, профилактические меры и даже организация тендеров на госзаказы.
Этот независимый орган расследует и стремится предотвращать случаи коррупции в государственном и частном секторе экономики Сингапура, при этом в Акте коррупция четко квалифицирована с точки зрения различных форм «вознаграждения». Руководителем этого органа является директор, непосредственно ответственный перед премьер-министром. Это означает, что никакой министр не может вмешаться, чтобы остановить расследование или как-либо повлиять на него. Бюро несет ответственность за поддержание принципа честности и неподкупности в государственной службе и поощрения свободных от коррупции сделок в частном секторе. Также в его обязанности входит проверка случаев злоупотреблений среди государственных чиновников и сообщение о подобных случаях соответствующим органам для принятия необходимых мер в дисциплинарной области[11]. Бюро изучает методы работы потенциально подверженных коррупции государственных органов с целью обнаружения возможных слабостей в системе управления. Если выясняется, что подобные пробелы могут привести к коррупции и злоупотреблениям, Бюро рекомендует принятие соответствующих мер главам этих отделов.
Начиная со второй половины 1980-х правительство стало работать над «качеством» бюрократии.
Стимул к совершению коррумпированных действий среди государственных служащих и политических лидеров был уменьшен путем обеспечения их заработной платой и дополнительными льготами, сопоставимыми с частным сектором. Однако правительство может быть неспособным повысить зарплаты, если нет экономического роста. Тем не менее, последствия низкой зарплаты в госсекторе будут неблагоприятными, так как талантливые госслужащие уйдут, чтобы устроиться в частные компании, в то время как менее способные останутся и вовлекут себя в коррумпированные действия, чтобы компенсировать низкую зарплату.
Отчитываясь в 1985 году перед парламентом об оправданности затрат на содержание аппарата, премьер- министр Ли Куан Ю говорил: «Я являюсь одним из самых высокооплачиваемых и, вероятно одним из самых бедных премьер-министров стран третьего мира… Имеются различные пути решений. Я же предлагаю наш путь в рамках рыночной экономики, который является честным, открытым, оправдываемым и осуществивым. Если вы ему предпочтете лицемерие, вы столкнетесь с двуличием и коррупцией. Делайте выбор».
Чиновникам серьезно подняли зарплаты (в дальнейшем это делали каждые несколько лет), что должно было удержать их от взяток. Сейчас оклады высших должностных лиц страны высчитываются в зависимости от средних заработков в бизнесе и доходят до $20—25 тысяч в месяц. И парламентарии, и население восприняли с недоверием эту инициативу, но премьер-министр Ли Куан Ю публично обосновал ее целесообразность. Он объяснил, что правительству необходимы профессионалы в своей области, поэтому им выплачивают заработную плату, близкую к их рыночной ценности. Было бы нереалистично ожидать, что талантливые люди пожертвуют своей карьерой и семьями на многие годы, чтобы удовлетворять требования зачастую не ценящей их усилия общественности. Если бы Сингапур не получил в распоряжение высшей политической власти лучших специалистов, это бы закончилось посредственными правительствами, неудовлетворительной денежной политикой и коррупцией.
Правительство задумало сделать профессию чиновника не только высокооплачиваемой, но и уважаемой. В Сингапуре на государственном уровне проповедуется принцип меритократии.Путь наверх открывается перед самыми умными, прогрессивно мыслящими и способными. За это отвечает Агентства (Бюро) по борьбе с коррупцией. Вербовка происходит еще в школе, а дальше будущую элиту ведут: помогают поступить в университет, отправляют на учебу и стажировку за границу, поощряют успехи. Так постепенно чиновничий аппарат обновлялся правильно выученными и воспитанными кадрами, многие из которых пополняют ряды агентства.
Борьба Сингапура с коррупцией основана на определенных принципах, раскрывающих основополагающее понятие «логика в контроле за коррупцией»: «попытки искоренить коррупцию должны основываться на стремлении минимизировать или исключить условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных действий».
Во-первых, меры должны предприниматься по отношению к обеим сторонам: и тем, кто дает взятки, и тем, кто их берет.
Во-вторых, четко соблюдается принцип ответственности: коррупцию необходимо наказывать в административном или уголовном порядке. Но общественное порицание — неотъемлемая часть процесса наказания.
В-третьих, должна быть проведена четкая граница между государственными обязанностями и личными интересами. Именно это подразумевал г-н Ли Куан Ю, когда заявил, что конфуцианская обязанность помогать своей семье, родственникам и друзьям должна выполняться только с привлечением собственных, а не государственных средств.
В-четвертых, необходимо укрепление главенства закона. Это достигается за счет сотрудничества Бюро, расследующего случаи коррупции, и судебных органов, которые решают, каким будет наказание. Общественность должна быть уверена, что Бюро действует эффективно и юридически законно.
В-пятых, коррупция должна быть максимально исключена путем установления ясных и четких методов работы и принятия решений. Как только общественность осознает, что не существует возможности влиять на правительственные решения путем дачи взяток, коррупции станет меньше.
В-шестых, лидеры должны подавать личные примеры безупречного поведения на самом высоком уровне, чтобы поддерживать свой моральный авторитет, необходимый для борьбы с коррупцией. Следовательно, неподкупность должна быть ключевым критерием, основной целью политических лидеров.
В-седьмых, необходимо наличие гарантий, что именно признание личных и профессиональных заслуг, а не родственные связи или политическое покровительство, должно быть определяющим фактором при назначении должностных лиц. Использование семейных связей подрывает доверие к государственной службе, к ее эффективности и беспристрастности. Напротив, признание заслуг гарантирует, что на соответствующий пост будет назначен квалифицированный специалист.
В-восьмых, как подчеркнул г-н Ли, основное правило — соблюдать принцип неподкупности и увольнять запятнавших свою репутацию чиновников. Пресса играет важную роль в предании гласности случаев коррупции и деталей наказания, чтобы информировать общественность относительно последствий коррупции. Это помогает создать атмосферу честности и доверия к государственной службе, а также закрепить принцип наказания коррупции, т.к. борьба с коррупцией зависит от системы ценностей политических лидеров, государственной службы и общества.
В-девятых, государственным служащим должны соответственно платить. В Сингапуре министрам и высшим должностным лицам платят согласно формуле, привязанной к средней заработной плате успешно работающих в частном секторе лиц (адвокатов, банкиров и т.д.). Бюрократия Сингапура считается одной из самых эффективных в мире. И самой высокооплачиваемой — заработная плата чиновников выше, чем у равных им по статусу служащих в США.
В-десятых, необходимы создание эффективного, работающего на принципе честности и преданности своему делу органа по борьбе с коррупцией, и защита информаторов, сообщающих о случаях коррупции.
В-одиннадцатых, нужно минимизировать количество необходимых для документов подписей. Это уменьшит возможности для коррупции.
В-двенадцатых, необходимо использовать законы таким образом, чтобы распространить их действие на должностных лиц с целью выяснения источников их доходов. Если они не могут объяснить, откуда у них дополнительные финансовые средства, можно предположить, что источником является коррупция. В Сингапуре каждый год от государственных служащих требуют заполнения специальных форм для декларации их имущества, активов и долгов.
Сингапуру удалось осуществить контроль за неудовлетворительной денежной политикой за счет жестких правил, таких, как строгие ограничения расходов на избирательные кампании, разрешение осуществлять пожертвования только в пользу политических партий, а не отдельных министров или членов парламента, поскольку нельзя позволить таким образом покупать влияние с целью изменения политики правительства.
Власть – коррупция – деньги, вполне понятная логическая цепочка. Поэтому еще с июля 1973 г. специальная антикоррупционная программа была развернута в Министерстве финансов Сингапура. Эта программа включала, в частности, следующие меры:
совершенствование процедур взаимодействия с гражданами и организациями с целью исключения проволочек;
обеспечение прозрачности контроля нижестоящих чиновников вышестоящими;
введение ротации чиновников для избежания формирования устойчивых коррупционных связей;
проведение непредвиденных проверок;
обеспечение режима конфиденциальности для предотвращения утечек важной информации, которой можно воспользоваться в коррупционных целях;
введение процедуры пересмотра комплекса антикоррупционных мер каждые 3–5 лет.
Борьба с коррупцией, подобно меритократии (продвижению на ключевые посты лишь по заслугам), многонациональной политике и прагматизму, является одним из ключевых факторов экономического успеха Сингапура. Жесткие законы, соответствующее жалованье для министров и государственных служащих, наказание коррумпированных чиновников, эффективное функционирование ведомства по борьбе с коррупцией, личные примеры руководителей высшего звена – все упомянутые факты составляют антикоррупционную программу Сингапура. Таким образом, успех этого государства – результат упорной работы по борьбе с коррупцией, ведущейся во всех сферах жизнедеятельности (3).
 
Библиографический список:
1. Козлов Ю.М. Попов Л.Л. Административное право. М.: Юристъ, 2013. -284 с.
2. Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. — М.: Приор, 2015. — 737 с.
3. Камназаров, М.М. Анализ национальных законодательств зарубежных государств в сфере борьбы с коррупцией (Сингапур, Южная Корея, США, Россия) // М.М. Камназаров, А.Сарсенов // http://sud.gov.kz/rus/content/analiz-nacionalnyh-zakonodatelstv-zarubezhnyh-gosudarstv-v-sfere-borby-s-korrupciey-singapur
 
 <<Наш сайт существует только благодаря рекламе! Не забудьте кликнуть по рекламным ссылочкам.
 
 Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты, опыт зарубежных государств.
 
tili-mili-tryamdiya.ruВ Российской Федерации противодействие коррупции является одним из приоритетных направлений государственной политики. Принят Национальный план противодействия коррупции, Национальная стратегия противодействия коррупции и Федеральный закон «О противодействии коррупции». Изучение данных нормативных правовых актов и других документов свидетельствует о том, что реализация заложенных в них мероприятий требует соответствующего правового обеспечения и проведения научных исследований развития отечественного и зарубежного антикоррупционного законодательства. Наиболее продуктивным в этой связи представляется компаративистский подход, который позволяет изучить и оценить накопленный антикоррупционный опыт в историческом, социально-правовом и криминологическом аспектах.
В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы при приоритете правил международного договора. Именно поэтому изучение международных конвенций, антикоррупционного законодательства и опыта его применения в отдельных зарубежных странах необходимо для наиболее полноценного внутреннего нормотворчества. Наличие полноценного законодательства по противодействию коррупции, его соответствие международно-правовым стандартам является, фундаментом системы предупреждения коррупции.
Все нормы международного законодательства, несмотря на то, что в них интегрирован обширный опыт различных стран по противодействию коррупции, необходимо применять в комплексе с другими антикоррупционными мерами. Зарубежный и российский опыт противодействия коррупции показывают: если оно осуществляется преимущественно мерами уголовно-правового характера, то не является эффективным. Напротив, противодействие коррупции преимущественно мерами уголовно-правового характера может стать опасной для общества и государства, поскольку не исключит коррумпированность государственных служащих и руководителей органов власти, а лишь повысит с их стороны ставки за совершение коррупционных действий. Это произойдёт из желания коррупционеров обеспечить себе материальные компенсации за возросшие риски получения уголовных наказаний. Противодействие коррупции мерами уголовно-правового характера не позволяет решить проблемы профессиональной и моральной подготовки государственных служащих к осуществлению их профессиональной деятельности без коррупции. Это следствия общих особенностей уголовного права, о которых ещё в 1909 году российский правовед и философ права Н.М. Коркунов писал, что «уголовная репрессия слишком дорого обходится обществу и материально и нравственно, вместе с тем сама уголовная кара не уничтожает совершившегося правонарушения, сама по себе не восстанавливает попранного права, не возмещает причиненного преступником вреда. К карательным мерам приходится прибегать, когда нет других способов противодействия правонарушению или способы эти недостаточны, не соответствуют тяжести противозаконного посягательства. В связи с чем недаром законы с карательной санкцией называются менее совершенными законами».
Швеция
Швеция до середины XIX века считалась страной, насквозь пораженной коррупцией. Но после принятого элитой и руководством страны стратегического решения о полной модернизации страны в ней был разработан и начал исполняться комплекс мер, направленных на полное исключение меркантильных соображений у чиновников. Госрегулирование было основано на стимулах честного и ответственного управления – через налоги, льготы и субсидии, а не с помощью запретов и разрешений, получаемых из тех или иных органов власти. Для граждан был открыт доступ к внутренним документам государственного управления, позволивший всем желающим понимать, как работает государство, а главное – была создана независимая и эффективная система правосудия.
Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для чиновников и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала престижной нормой среди государственной бюрократии. Зарплаты чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12-15 раз. Однако со временем целенаправленными усилиями правительства страны эта разница снизилась до двукратной. Сегодня в Швеции один из самых низких уровней коррупции в мире.
Сингапур
В момент обретения независимости в 1965 году Сингапур был страной с очень высоким уровнем коррупции. За относительно короткий исторический период с момента получения самоуправляемости в составе Британской империи в 1959 году до 1990 года уже в статусе полностью независимой страны Сингапур прошёл путь от бедной страны до высокоразвитой, с высоким уровнем жизни и постиндустриальными секторами экономики. Этот путь стал реализацией выбора, сделанного в 1959 году премьер-министром Сингапура Ли Куан Ю. Именно он решил из портового города, в который завозилась даже пресная вода и строительный песок, сделать финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии. Для этого было необходимо существенно снизить уровень коррупции. Стратегия её снижения была комплексной. Регламентировали действия чиновников, устраняли двусмысленности во всех законах, отмену многих разрешений и лицензирования, последовательно и неукоснительно соблюдали принцип верховенства закона и равенства всех перед законом, упрощали процедуры деятельности органов власти, стали строго следить за соблюдением этических стандартов.
Антикоррупционное законодательство Сингапура постоянно пересматривается с целью сокращения возможностей совершения коррупционных действий и ухода от ответственности тех, кто, тем не менее, сумел их совершить. Одновременно с этим укрепляется судебная система, судьям кроме привилегированного статуса дали и высокие оклады. Были введены и жесткие экономические санкции за взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Предприняли и неординарные акции, вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других коррумпированных государственных служб. Сегодня Сингапур занимает лидирующее место в мире по отсутствию коррупции, экономической свободе и развитию.
Южная Корея
В 1999 году разработанная и принятая в Сеуле по воле его мэра Гох Куна антикоррупционная программа «OPEN» позволила гражданам реально контролировать работу государственных чиновников. Они и сейчас могут в любое время, в частности, проследить ход рассмотрения документов по своему обращению через Интернет. Это позволяет гражданам следить за тем, как решаются вопросы о выдаче разрешений или санкций по тому или иному делу в случаях, когда наиболее вероятно проявление коррупции, и протестовать, если ими замечены какие-либо нарушения.
Китай
В современном Китае частная собственность защищается органами власти. Любое преступное посягательство на собственность легального предпринимателя рассматривается в этой стране как тягчайшее государственное преступление. И любое замедленное реагирование на факты такого посягательства со стороны полиции и других органов власти расценивается как прямое пособничество этому тягчайшему преступлению.
Права частной собственности защищаются также с помощью неизменности норм и сроков действия договоров между частными лицами и государством. Органы государственной власти никогда не меняют условия таких договоров, даже при изменении со временем тех или иных условий экономической деятельности или политической ситуации. В Китае все договоры, в том числе, и долгосрочные всегда строго соблюдаются органами власти.
Такая реальная защищенность частной собственности и предпринимательства хорошо чувствуется в обществе. Китайцы охотно идут в предприниматели, в страну приезжает много зарубежных частных инвесторов, не обязательно связанных с мощными корпорациями, но доверяющих органам власти страны. И всё это, несомненно, способствует быстрому экономическому росту Китая.
Ещё одним значимым фактором защиты бизнеса от произвола государства в Китае является строго соблюдаемый принцип органами власти адекватной ответственности за причинение ущерба из-за неправомерных действий чиновников. Если, например, действия чиновника из контролирующей инстанции были неправомерны и нанесли ущерб частному бизнесу, то государство возмещает ему полный ущерб от этих действий своего чиновника, а затем взыскивает эти расходы с семьи этого чиновника в широком смысле этого слова, т.е. со всех его родственников, а семьи в Китае очень большие. Аналогично поступает государство и с чиновниками таможенной службы.
Государство при этом не снимает со своих чиновников ответственности ни за противопожарную безопасность, ни за санитарный контроль, ни за контроль провоза товаров через таможни, ни за осуществление других контролирующих государственных функций. В такой ситуации чиновникам из контролирующих органов нередко проще самим обеспечить выполнение соответствующих требований, которые не удалось убедить выполнить частных предпринимателей. Так чиновнику из противопожарной инспекции, если он считает, что надо усилить меры борьбы с возможными возгораниями, иногда лучше самому сбегать купить противопожарное ведро, насыпать ящик песка, попросить у «лаобаня» (владельца бизнеса) разрешения на покупку лопаты и топора и лично оформить для его организации противопожарный стенд. Дело в том, что при возникновении возгорания в организации, которую этот чиновник инспектировал, он неизбежно будет признан виновным в такой ситуации и понесёт суровое наказание. А у такого бизнесмена могут найтись оправдывающие его обстоятельства.
Система показателей работы государственного аппарата в Китае, оценка эффективности деятельности чиновников жестко связана с показателями развития территорий и отраслей, которые они регулируют или контролируют, например, с показателями экономического роста, уровня привлечения инвестиций, объема экспорта и другими. При этом не предусмотрено никаких значимых поощрений за объёмы выполненных ими работ, например, за число выписанных штрафов, за дополнительный объём налоговых поступлений в бюджет, за число раскрытых преступлений и т.п. С другой стороны, честно работающие чиновники, имеют много льгот и пользуются уважением общества. У них приличный уровень жизни, мало отличающийся от уровня жизни бизнесменов, с которыми они постоянно взаимодействуют на своей службе, у них неплохое социальное обеспечение, включая квартиру, достойная пенсия по старости, бесплатное образование детям, что в Китае очень ценится, и хорошее медицинское обслуживание. Поэтому все китайские чиновники заинтересованы в росте экономики и строгом выполнении стратегий экономической деятельности, разработанных руководством страны. В результате, хотя коррупция в экономической сфере в Китае является весьма распространённой, но она существенно меньше препятствует экономическому росту и развитию страны, чем в России.
В Китае органы власти строго следят за тем, чтобы в обществе не распространялись практики мошенничеств. Китайский опыт строгих наказаний коррупционеров показал, что в некоторых случаях такие наказания являются эффективными в противодействии коррупции.
Например, в период 1992-1996 годов в Китае появился инвестиционной фонд, взявшийся привлекать средства для налаживания производства одноразовых шприцев. Учредители пообещали вкладчикам по шесть процентов от внесенной суммы за месяц. Первыми сообразили, что это открывает путь к обогащению за счет «прокручивания» бюджетных денег, чиновники. Скажем, директор госпредприятия или руководитель главка на месяц задерживали зарплату сотрудникам и вкладывали эти деньги в инвестиционный фонд. И поскольку шесть процентов от каждого миллиона – это 60 тысяч юаней, то такого рода ежемесячный нелегальный доход этих чиновников выражался шестизначными цифрами.
К чести китайских контрольных органов, не прошло и года, как учредители этого фонда были арестованы и отданы под суд. По его приговору трое мужчин и одна женщина были поставлены на колени перед толпой и публично расстреляны на площади. В результате таких действий органов власти число пострадавших от финансовых пирамид в Китае не превысило тысячи человек, а от аналогичных мошенничеств, сопряжённых с коррупцией, в России примерно в тот же период пострадали несколько миллионов наших граждан, потому что российские органы власти не применяли против мошенников эффективных мер противодействия.
С другой стороны, жёсткие меры уголовного преследования за взяточничество и другие виды коррупции в Китае, которыми являются длительные сроки лишения свободы, конфискация собственности и даже расстрелы, не привели к искоренению коррупции среди высокопоставленных должностных лиц.
Негативным побочным последствием экономических реформ в Китае стал процесс капитализации власти, то есть превращения служебного положения в капитал, приносящий прибыль. Чиновники сохранили контроль за госимуществом и природными ресурсами. Это позволяет им использовать свою власть, чтобы превращать общественное богатство в личное. Такие злоупотребления обрели самые разные формы от торговли квотами и лицензиями до фиктивного банкротства госпредприятий с целью последующей передачи их за бесценок в частные руки.
В Верховной прокуратуре КНР было специально создано Управление по борьбе с коррупцией. Однако вскоре его руководителей пришлось сместить, а более 70 инспекторов привлечь к уголовной ответственности. Не меньше злоупотреблений и коррупции в других органах партии и госаппарата. Единственным утешением в китайском руководстве считают то, что хотя служебное положение в Китае нередко приносит материальное благосостояние, власть в стране не может быть товаром, то есть ее нельзя купить.
Коррумпированные чиновники в современном Китае сурово наказываются, независимо от занимаемых ими должностей. В частности, судебный процесс над министром по продовольствию и лекарствам КНР Чжэнь Сяоюем завершился смертным приговором. Непосредственно перед исполнением приговора в официальном китайском печатном издании China Daily было опубликовано последнее обращение Чжэнь Сяоюя к гражданам КНР под названием «Письмо раскаяния». В своем письме министр утверждал, что из корыстных побуждений лучше не стремиться к большой власти. Потому что это не тот случай, когда «чем больше, тем лучше». Он советовал любому чиновнику не гнаться за высокими постами, а, если кто-то решит стать руководителем высокого ранга, то он должен воспитывать в себе чувство ответственности, чтобы его не постигла судьба самого Чжэнь Сяоюя. Ведь ещё Конфуций указывал: «Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты его».
Проведенные в Китае за последние несколько лет реформы в административной, судебной, финансовой системах и в органах юстиции не только дали ощутимый результат в противодействии коррупции, но, что очень важно, получили поддержку общества, повысили доверие граждан к государственной власти, партии КПК и общественным институтам.
Гонконг
Как известно, Гонко́нг – специальный административный район Китайской Народной Республики, ныне один из ведущих финансовых центров Азии и мира. Гонконг расположен на Коулунском полуострове, с запада, юга и востока омываемом Южно-Китайским морем, а также на более чем 260 островах. На севере Гонконг граничит с особой экономической зоной Шэньчжэнь в составе китайской провинции Гуандун. Гонконг принято делить на три части: собственно остров Гонконг, Коулун и Новые Территории. Гонконг входит в регион дельты реки Чжуцзян, располагаясь на левом берегу её устья.
В 1842 году Гонконг был захвачен Великобританией и оставался её колонией до 1997 года, когда Китайская Народная Республика установила суверенитет над этой территорией. Согласно совместной китайско-британской декларации и Основному закону Гонконга, территории предоставлена широкая автономия как минимум до 2047 года, то есть в течение 50 лет после передачи суверенитета. В рамках курса «Одна страна — две системы» в течение этого периода Центральное народное правительство КНР берёт на себя вопросы обороны и внешней политики территории, в то время как Гонконг оставляет за собой контроль над законодательством, полицейскими силами, денежной системой, пошлинами и иммиграционной политикой, а также сохраняет представительство в международных организациях и мероприятиях.
В Гонконге в течение столетий взяточничество было традицией, и казалось, что чиновников и жителей этого города-государства невозможно отучить брать и давать взятки. Но это удалось сделать.
Для достижения этого результата власти города продемонстрировали волю, решимость и последовательность в реализации антикоррупционных мер, причем, не взирая на лица и должности. Эти антикоррупционные меры Гонконг начал реализовывать в 1974 году, когда коррупцией было пронизано 94% всего государственного сектора. И таких мер было всего три.
Мера первая: отмена презумпции невиновности для чиновников. Вместо него применяется принцип «докажи, что купил имущество не на взятки». В этом принципе есть что-то общее с принципом конфискации имущества «in rem», который используется в некоторых странах Запада. В соответствии с нормами законодательства Гонконга, определяющими отказ от презумпции невиновности для чиновников, если чиновник не в состоянии доказать, что законным путем получил средства, которые лежат на его заграничных счетах или на которые приобретена его недвижимость и дорогостоящее имущество, то он будет осуждён на тюремное заключение на срок до 15 лет лишения свободы. Эту норму законодательства органы власти стали последовательно и четко реализовывать. Сразу же после отмены презумпции невиновности несколько крупных чиновников Гонконга оказались за решеткой.
Мера вторая: в 1974 году была создана независимая комиссия по борьбе с коррупцией (НКБК). Подчиняется она непосредственно генерал-губернатору Гонконга, ни МВД, ни органы госбезопасности влиять на деятельность НКБК не могут. У сотрудников НКБК высокие оклады, они на 20-30% выше, чем у работников силовых ведомств.
Эта комиссия не только выявляет взяточников, но и занимается профилактикой, т.е. предотвращением взяток в сферах, наиболее подверженных коррупции, например, в службах, выдающих различные разрешения на ведение бизнеса или каких-либо работ, в дорожной полиции, в следственных органах и судах. НКБК постоянно анализирует, применяют ли взяточники новые схемы для своих коррупционных действий. Комиссия вправе провести проверку в любом ведомстве и министерстве, если есть хотя бы малейшее подозрение на взяточничество.
США
Опыт США в противодействии коррупции разнообразен и обширен. Большой интерес для России представляет опыт этой страны в защите свидетелей о коррупции.
Именно в США впервые в мире появился федеральный закон, содержащий нормы о защите свидетелей. Это был Закон о контроле над организованной преступностью, принятый в 1970 году. Многие штаты этой страны имеют собственные программы защиты свидетелей, которые обеспечивают, как правило, меньшую защиту, чем федеральная программа.
В 1982 году Конгресс США принял федеральный закон «О защите жертв преступлений и свидетелей», в преамбуле которого указано, что нормальное функционирование системы уголовной юстиции невозможно без «кооперации» с жертвами и свидетелями преступлений. Другой федеральный закон США 1984 года «О контроле за преступностью» отменил Титул Y федерального закона 1970 года, существенно расширив круг лиц, подлежащих государственной защите. Законодательством всех штатов предусмотрена защита некоторых «специальных категорий» жертв преступлений.
Универсальных методов противодействия коррупции не существует, поэтому каждая страна мира, исходя из своих внутренних реалий, выбирает собственную стратегию и систему антикоррупционных мер. Однако положительный опыт разработки и целенаправленной реализации зарубежных стратегий противодействия коррупции необходимо изучать. Этот опыт невозможно и даже опасно копировать в нашей стране, потому что антикоррупционные стратегии всегда реализуются в условиях действия многих разнообразных факторов развития тех или иных стран, которые в других странах могут действовать иначе или не действовать совсем. Но успешный антикоррупционный опыт зарубежных стран показывает, какие ошибки не следует совершать и в каких условиях какие антикоррупционные меры становятся более эффективными. Учёт такого зарубежного опыта, включая и рекомендации ГРЕКО, может позволить нашей стране существенно снизить уровень коррупции во всех сферах деятельности за исторически короткий период времени. Но для этого необходима не только, как принято утверждать в нашей стране политическая воля, но и целенаправленная, долгосрочная совместная работа коалиции органов власти, частного бизнеса, некоммерческих организаций и граждан. От этой коалиции, как показывает мировой опыт, будут требоваться постоянные усилия по мониторингу модификаций коррупции и на его основе столь же постоянные усилия по решению этой сложной и самовоспроизводящейся социальной проблемы.

 
 
 Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты, опыт зарубежных государств.
 
tili-mili-tryamdiya.ruОдним из основных источников угроз национальной безопасности Российской Федерации в современный период до сих пор остается увеличение преступных посягательств, связанных с коррупцией. Факт широкого распространения коррупции в России фиксируется как международным, так и отечественным экспертным сообществом.
Необходимость учитывать опыт зарубежных стран в сфере борьбы с коррупцией подчеркнул Президент В.В. Путин, который заявил о преемственности курса и указал направления его совершенствования: «Мы будем действовать последовательно, осмысленно и решительно. Устраняя фундаментальные причины коррупции и карая конкретных коррупционеров. Создавая мотивацию для тех людей, которые готовы служить России верой и правдой. В итоге мы должны добиться, чтобы репутационные, финансовые, материальные и другие риски делали бы коррупцию невыгодной. Здесь полезно посмотреть на антикоррупционные практики стран Европы – они умеют отслеживать такие вещи» .
По материалам исследований международной организации «Transparency International», индекс восприятия коррупции (далее – ИВК) в нашей стране в 2011 г. составил 2,4 балла . В то время как самый низкий уровень коррупции в 2011 г. зафиксирован в Новой Зеландии (9,5), Дании и Финляндии (9,4), а самый высокий – в Северной Корее и Сомали (1,1). Даже, несмотря на определенный субъективизм при определении индекса, показатель по России весьма огорчает. По данным российского фонда «ИНДЕМ» (Информатика для демократии), объем коррупции в нашей стране сопоставим с доходами федерального бюджета. В 2012 г. в рейтинге Corruption Perceptions Index Россия заняла 133-е место из 174 стран и, таким образом, улучшила свое положение в мировом рейтинге уровня коррупции, поднявшись по сравнению с 2011 годом на 10 позиций. По мнению экспертов, повышение позиции в рейтинге связано с «действиями, связанными с противодействием коррупции, в первую очередь с принятием антикоррупционного законодательства». Это декларирование чиновниками доходов, расходов и имущества, ужесточение санкций за коррупционные правонарушения, введение кратных штрафов. Приведенные данные свидетельствуют о том, что уровень коррупции в тех или иных сферах возможно снизить при условии принятия адекватных нормативных правовых актов и жесткого контроля за их исполнением, с привлечением независимых экспертов и применением мер общественного контроля.
Если коррупция как понятие – это весьма сложное и общественно-опасное социально-правовое явление, то противодействие коррупции – это общественно-необходимая, социально-правовая деятельность государства, гражданского общества, физических и юридических лиц по преодолению коррупции, бескомпромиссная борьба со всеми ее проявлениями.
Вместе с тем, анализ научных источников, оценивающих антикоррупционное правотворчество на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, показывает, что до 70% всех нормативных предписаний в сфере противодействия коррупции в значительной степени посвящены одним и тем же вопросам, регулируют применение одних и тех же антикоррупционных норм. Так, например, каждый федеральный орган исполнительной власти обязан разработать и принять план противодействия коррупции в федеральном органе исполнительной власти (на основе типового плана противодействия коррупции), порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, порядок уведомления государственными служащими представителя нанимателя о фактах обращения к ним с целью склонения к совершению коррупционного правонарушения, положение о координационном органе по противодействию коррупции, перечень государственных функций и должностных лиц, должностные обязанности которых связаны с повышенными коррупционными рисками, кодекс этики государственных служащих федерального органа исполнительной власти, порядок доступа к информации о деятельности федерального органа исполнительной власти.
Международное сотрудничество государств в сфере борьбы с коррупцией основывается на критериях, установленных национальным законодательством ведущих индустриальных западных государств . Так, анализируя закон США о коррупции за рубежом 1977 года, необходимо отметить, что он носит экстерриториальный характер, так как под его действие подпадают не только компании, зарегистрированные на территории США, но и иностранные субъекты. Великобритания, в свою очередь, предпринимает попытки бороться с более масштабными проявлениями коррупции. Так, Соединенное Королевство еще в 1999 году присоединилось к Конвенции по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок, принятой 21 ноября 1997 года по инициативе Организации экономического сотрудничества и развития и вступившей в силу 15 февраля 1999 года , а также подписала Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции (UNCAC), принятую резолюцией № A/RES/58/4 Генеральной Ассамблеей ООН от 31 октября 2003 года.
В 2009 – 2014 гг. сохранилась тенденция к совершенствованию законодательства в важнейших отраслях российского права. Существенный вклад в оптимизацию законодательства был сделан в связи с вступлением в силу Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» и иных нормативных правовых актов.
Данный Федеральный закон служит реализации положений Федерального закона «О противодействии коррупции» и направлен на выполнение международных обязательств России в этой области. Им внесены изменения более чем в 17 нормативно-правовых актов. Среди них Уголовный кодекс России, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и ряд других.
Полагаем, исследование антикоррупционного законодательства и опыта его применения в отдельных зарубежных странах, а также международных конвенций, необходимо для наиболее полноценного внутреннего нормотворчества. Статья 15 Конституции РФ определяет, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы при приоритете правил международного договора. Именно поэтому российское законодательство о противодействии коррупции в своем современном виде только начинает формироваться. Следует подчеркнуть, что наличие эффективного и адекватного современному состоянию общества законодательства по противодействию коррупции, а также его соответствие международно-правовым стандартам является фундаментом системы предупреждения коррупции. Таким образом, в целях придания системности законодательному регулированию противодействию такого негативного социального явления как коррупция постоянно вносятся изменения и дополнения в ряд других концептуальных актов .
В Уголовный кодекс РФ были внесены изменения, закрепляющие в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации уголовную ответственность иностранных должностных лиц и должностных лиц международных организаций, уточняется понятие «лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», ужесточаются санкции за злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. Изменения, вносимые в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации , направлены на упрощение порядка привлечения к уголовной ответственности депутатов, судей и других категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам.
Сравнительное исследование антикоррупционного законодательства России и зарубежных стран представляется в наши дни весьма актуальным направлением научного исследования, поскольку анализ антикоррупционного законодательства позволяет выявить причины и условия совершения коррупционных преступных деяний, а на основе исследования международного опыта возникает возможность определить меры профилактики и противодействия коррупционным проявлениям и разработать предложения, направленные на развитие и совершенствование антикоррупционного законодательства в России.
Нам представляются основными среди них следующие
• внесение ряда изменений в нормативные правовые акты, регулирующие:
a. проведение антикоррупционной экспертизы,
b. деятельность комиссий по урегулированию конфликта интересов;
c. порядок декларирования доходов и имущественного положения государственных и муниципальных служащих;
d. в качестве дополнения в Уголовный кодекс РФ полагаем необходимым внесение отдельной главы «Коррупционные преступления» с включением в ее состав преступлений, совершенных с использованием публичного статуса субъекта, распространением на лиц, их совершивших, конфискации имущества, лишения права занятия государственной или муниципальной должности и положения о кратности штрафа
• имплементация в современное российское законодательство международно – правовых норм в сфере противодействия коррупции, например, об установлении ответственности за незаконное обогащение, восстановление конфискации имущества как вида уголовного наказания и пр.;
• административно – управленческая реформа, позволяющая снизить количество государственных и муниципальных служащих в механизме современного российского государства;
Таким образом, можно резюмировать, что наиболее высока коррупция в странах с низким уровнем дохода на душу населения, являющихся зоной боевых действий, перманентных военных переворотов и деспотических режимов. Беспорядок и анархия, порождаемые подобными политическими обстоятельствами, создают идеальные условия для различных криминальных схем, оставляя преступников безнаказанными. Между коррупцией и нищетой существует стойкая обратная корреляция. По статистике, 40% государств, набравших менее 3 баллов по шкале ИВК отнесены Мировым Банком к группе стран с низкими доходами, что свидетельствует о том, что в этих странах взяточничество является чрезвычайно острой проблемой). К таким странам могут быть отнесены большинство постсоветских государств, за исключением стран Балтии) .
Сравнительно высока коррупция в государствах мусульманской правовой семьи, что порождает основание для выдвижения двух аспектов исследования, определяющих, что: во – первых, в странах исламского мира действует азиатская модель бюрократического управления, включающая в себя дачу – получение взяток; во –вторых, коррупция в этих государствах является прямым следствие нищеты.
Наиболее низким уровень коррупции представлен в государствах романо-германской и англосаксонской правовых семей, что, по всей вероятности, следует отнести на счет правосознания жителей этих стран.
Исследование нормативной правовой базы в области противодействия коррупции позволяет сделать вывод о том, что в целом, ее можно признать сформировавшейся. Тем не менее, существуют определенные пробелы и противоречия в антикоррупционном законодательстве, затрудняющие противодействие коррупции, кроме того, не в полной мере реализованы положения международных норм в сфере противодействия коррупционным проявлениям, ратифицированных Россией, и положительный опыт зарубежных стран в сфере противодействия коррупции.
Проанализировав международные конвенции в сфере противодействия коррупции, стандарты антикоррупционного законодательства и опыт зарубежных государств по их успешной реализации, мы приходим к выводу, что основные направления имплементации положений международных антикоррупционных конвенций и положительный опыт по противодействию коррупции других стран представляют собой не до конца использованный ресурс совершенствования современного российского антикоррупционного законодательства для наиболее эффективного внутреннего нормотворчества. Наличие полноценного эффективного законодательства по противодействию коррупции и его соответствие международно-правовым стандартам, является, по нашему мнению, ключевым аспектом становления действенной системы предупреждения коррупции.
 
 
Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты, опыт зарубежных государств. 
 
tili-mili-tryamdiya.ruСогласно п.4 ст. 15 Конституции РФ международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Среди международных антикоррупционных актов, имеющих отношение к подготовке и проведению антикоррупционной политики, выделяют следующие основные:
- Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 08.11.1990 г. (ратифицирована РФ 28.05.2001 г.), в которой рассматриваются как уголовно-правовые, так и гражаднско-правовые аспекты международного сотрудничества по борьбе с данным видом преступлений.
- Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27.01.1999 г., ратифицирована РФ 25.07.2006 г. Является базовым документом и призвана сформировать общую уголовно-правовую антикоррупционную политику на международном уровне. Устанавливает обязанность государства закрепить в своем уголовном законодательстве составы таких преступлений, как подкуп государственных должностных лиц, подкуп в частном секторе, злоупотребление влиянием в корыстных целях, отмывание доходов от преступлений, связанных с коррупцией, и др., а также установить санкции за их нарушение.
- Конвенция о гражданско-правовой ответсвтенности за коррупцию от 04.11.1999 г.
- Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15.11.2000 г., ратифицирована РФ 26.04.2004 г., охватывает широкий спектр проблем, в том числе и коррупцию, как преступление, имеющее транснациональное значение. Конвенция ООН дает понятие уголовно наказуемой коррупции. В ней также предусмотрено требование криминализировать акты коррупции, то есть получение и передачу взятки, и предпринять иные законодательные, административные меры для предупреждения и выявления коррупции среди публичных должностных лиц для обеспечения эффективной борьбы с коррупцией на основе единых стандартов для внутренних законов.
Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 г., ратифицирована 08.03.2006 г., является комплексным универсальным международным договором, препятствующим развитию и распространению коррупции во всех сферах жизнедеятельности.
Необходимо отметить, что были приняты и такие документы:
Двадцать принципов борьбы с корррупцией, принятые Комитетом министров Совета Европы 0 ноября 1997 г. на 101-й сессии.
Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятый Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 34/169 от 17 декабря 1997 г.
Международный Кодекс поведения государственных должностных лиц, данный в Приложении к Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1996 г. №51/59.
Модельный Кодекс поведения для государственных служащих, данный в Приложении к Рекомендации R (2000) 10.
Модельный закон «Основы законодательства об антикоррупционной политике», принятый на 22-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. Данный НПА содержит цели и задачи антикоррупционной политики, систему мер реализации антикоррупционной политики, состоящей из мер предупреждения коррупционных правонарушений, мер пресечения коррупционных правонарушений, мер ответственности за коррупционные правонарушения и мер возмещения вреда, причиненного коррупционными правонарушениями.
Действующее в настоящее время российское законодательство о противодействии коррупции сформировалось в 2008 г. в связи с ратификацией Конвенции ООН против коррупции от 31.10.2003 г. и Конвенции об уголовной ответственности за коррупции от 27.01.1999 г. и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции». Данным федеральным законом впервые в российском законодательстве дано определение коррупции как социально-юридического явления, обозначаются коррупционные правонарушения как отдельные проявления коррупции, влекущие за собой дисциплинарную, административную, уголовную и иную ответственность.
Закон определяет противодействие коррупции как скоординированную деятельность федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, муниципальных образований, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц по предупреждению коррупции, уголовном преследованию лиц, совершивших коррупционные преступления, и минимизации и ликвидации их последствий.
Федеральным законом «О противодействии коррупции» внесены изменения более чем в 17 нормативно-правовых актов. Среди них Уголовный кодекс России, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Кодекса РФ об административных правонарушениях.
В УК РФ были внесены изменения, закрепляющие в соответствии с международными обязательствами РФ уголовную ответственность иностранных должностных лиц и должностных лиц международных организаций, уточняется понятие «лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», ужесточаются санкции за злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. Изменения, внесенные в УПК РФ, направлены на упрощение порядка привлечения к уголовной ответственности депутатов, судей и других категорий лиц, в отношении которых применяются особый порядок производства по уголовным делам.
Наиболее чистыми странами по отношению к коррупции являются Финляндия, Дания, Новая Зеландия, Исландия, Сингапур, Швеция, Канада, Нидерланды, Люксембург, Австралия, Норвегия, США, Япония, Германия и др.
В Швеции с середины XIX в. с целью борьбы с коррупцией был открыт доступ к внутренним государственным документам и создана независимая и эффективная система правосудия. Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для администраторов и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала социальной нормой среди бюрократии. Зарплаты высокопоставленных чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12-15 раз, однако с течением времени эта разница снизилась до двукратной.
В законодательстве США в настоящее время понятие коррупции должностных лиц определено достаточно широко. Оно включает ряд противоправных деяний, предусмотренных в основном в четырех главах раздела 18 Свода Законов. Уголовному преследованию за взяточничество подвергаются не только те, кто получает взятки, но и те, кто их дает.
Борьба с коррупцией считается одним из приоритетных направлений государственной политики еще с XIX века. Создана система надзора за правонарушениями коррупционной направленности. Расследованием уголовных дел в отношении высших должностных лиц занимается независимый прокурор, назначаемый специальным подразделением окружного федерального суда в Вашингтоне. По законодательству США об этике должностным лицам органам трех ветвей власти установлены строгие ограничения в получении подарков от частных лиц и организаций.
С 1946 г. действует Закон о федеральном регулировании лоббистской деятельности, согласно которому любая организация, оказывающая давление на конгресс, обязана регистрировать своих лоббистов и сообщать о своих интересах в законодательной сфере.
Уголовный кодекс Канады приравнивает взяточничество к нарушению конституции и акту государственной измены, причем уголовному наказанию подлежит как лицо, получившее взятку, так и давшее ее. Нормы конституционного права Канады направлены как против зависимости парламента от бизнеса, так и против использования депутатами положения в корыстных целях.
1. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (принята Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 г.). Ратифицирована РФ Федеральным законом от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ с заявлениями. Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 8 июня 2006 г. // Российская юстиция. – 2004. №4.
2. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ
(ред. от 03.07.2016) // Российская газета. — 30.12.2008. — №266.
3. Купреев, С.С. О понятии и содержании административной деятельности органов исполнительной власти/ С.С. Купреев // Административное право и процесс. – 2014. — №4. – С. 27-30.
4. Годованный, А.В. Государственная политика в сфере противодейсвтия коррупции: учебное пособие/ А.В. Годованный, А.Б. Дидикин, О.И. Лаптева. – Новосибирск: Изд-во СибАГС, 2010. – 158 с.
5. Фалькина, Т.Ю. Международно-правовые и внутригосударственные аспекты формирования антикоррупционного законодательства / Т.Ю. Фалькина, О.П. Виноградова // Вопросы управления. – 2015. — №3(15). – С. 261-266.
 
 
Антикоррупционное законодательство: международно-правовые и национальные аспекты, опыт зарубежных государств
 
tili-mili-tryamdiya.ruПонятие коррупции представляет собой злоупотребление служебным положением, использование должностных полномочий в целях получения личной выгоды в денежной и иных формах, предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица.
Основными нормативными правовыми актами в сфере противодействии коррупции являются:
• Федеральный закон от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»;
• Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»;
• Федеральный закон от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»;
• Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»;
• Федеральный закон Российской Федерации от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»;
• Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам»;
• Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами»;
• Указ Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 557 «Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей»;
• Указ Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 558 «О представлении гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера»;
• Указ Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 559 «О представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера»;
• Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. № 1065 «О проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими, и соблюдения федеральными государственными служащими требований к служебному поведению»;
• Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. № 1066 «О проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации и соблюдения ограничений лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации»;
• Указ Президента Российской Федерации от 1 июля 2010 г. № 821 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов»;
• Указ Президента Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. № 460 «О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 — 2011 годы»;
• Указ Президента Российской Федерации от 8 июля 2013 г. № 613 «Вопросы противодействия коррупции»;
• Указ Президента Российской Федерации от 2 апреля 2013 г. № 309 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона «О противодействии коррупции»;
• Указ Президента Российской Федерации от 3 декабря 2013 г. № 878 «Об Управлении Президента Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции»;
• Указ Президента Российской Федерации от 11 апреля 2014 г. № 226 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2014 — 2015 годы»;
• Указ Президента Российской Федерации от 23 июня 2014 г. № 460 «Об утверждении формы справки о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации»;
• Указ Президента Российской Федерации от 8 марта 2015 г. № 120 «О некоторых вопросах противодействия коррупции».
В современном Китае борьба с коррупцией для правящей партии стала серьезным вызовом. Принятый в 2012 году на XVIII съезде Коммунистической партии КНР новым руководством страны антикоррупционный курс, предполагающий применение как временных, так и радикальных мер, призывающий «одновременно бить и тигров, и мух» (т. е. выявлять коррупционеров от верхов общества до его нижних этажей. – Прим. переводч.), наглядно продемонстрировал беспрецедентную решимость в борьбе с коррупцией. Что подтвердил и ряд громких судебных процессов.
Однако успех антикоррупционной борьбы зависит не от количества отданных под суд продажных чиновников, а от того, сколько их еще остается в обществе. В этой связи гораздо важнее изучить причины коррупционных преступлений и применяемые профилактические меры.
Текущая ситуация с коррупцией в Китае
Последние десять лет Китай считается лучшей в мире страной по количеству проведенных расследований и отданных под суд взяточников и коррупционеров. По данным рабочего доклада Верховной народной прокуратуры КНР, ежегодно в Китае проводятся расследования и принимаются судебные решения в отношении примерно сорока тысяч коррупционеров. Среди них чиновников уездного уровня более двух тысяч человек, ведомственных кадров – более двухсот человек и пять-шесть человек из руководящих звеньев регионального и центрального уровня.
22 октября 2013 года, докладывая Постоянному комитету Всекитайского собрания народных представителей, Генеральный прокурор КНР Цао Цзяньмин отметил, что в период с января 2008 года по август 2013-го органами прокуратуры по всему Китаю было возбуждено и расследовано 151 350 дел в отношении 198 781 человека, среди которых 13 368 человек являлись чиновниками уездного уровня, 1029 человек относились к ведомственным кадрам и 32 человека принадлежали к региональному руководству, включая члена Политбюро ЦК КПК, главу шанхайского горкома КПК Чэнь Лянъюя (приговорен к 18 годам тюрьмы. – Прим. ред.) и главу чунцинского горкома КПК Бо Силая (приговорен к пожизненному заключению. – Прим. ред.).
В 2014 году успехи Китая в «ударах по тиграм» (всего же за год за коррупционные преступления было осуждено более 71 тысячи человек. – Прим. ред.) привлекли к себе всеобщее внимание, когда были возбуждены и расследованы дела в отношении тридцати трех высших чиновников от регионального уровня и выше, включая таких «тигров», как заместитель председателя Народного политического консультативного совета КНР Су Жун, заместитель председателя Центрального военного совета КНР Сюй Цайхоу, член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан.
Однако существует еще и т. н. «черная цифра», означающая количество коррупционных преступлений, которые были совершены, но не были выявлены или раскрыты. В Китае расследование преступлений в коррупционной сфере сталкивается с т. н. «тремя трудностями»: трудностью выявления факта преступления, трудностью ведения следствия и получения доказательств и трудностью осуществления наказания.
В частности, чиновники-коррупционеры имеют самую обширную сеть знакомств и связей, вплоть до формирования групп поддержки или наличия высоких покровителей, поэтому фигурантов значительного количества дел, где удается собрать полную доказательную базу, бывает трудно подвергнуть реальному наказанию.
«Черная цифра» коррупционных преступлений предположительно достигает 87,5 %.
Общественные обычаи как причина происхождения коррупции
Причины широкого распространения коррупции в современном Китае чрезвычайно разнообразны: это и индивидуальные, и институциональные, и социальные причины.
Коррупция рождается в определенной социальной среде, поэтому общественная культура, традиции и обычаи влияют на ее происхождение и распространение. Среди общественных обычаев Китая основными причинами происхождения коррупции стоит выделить следующие:
– Ценность связей и пренебрежение законом.
Начиная примерно с середины 70-х годов прошлого века, в Китае приобрела популярность практика «поиска связей для решения вопросов». Область использования связей неуклонно обновляется и двигается к высшим этажам, от возможности покупки курятины, утятины или других дефицитных товаров до захвата прибыльных территорий и других эксплуатационных объектов, а суммы прибыли, получаемые с помощью связей, растут от нескольких десятков юаней до сотен миллионов. Осмеливающиеся презирать закон и порядок лица воспринимаются другими как решительные и энергичные, а те, кто преуспел в искусстве обходить законы, считаются чрезвычайно способными людьми. Когда закон терпит сокрушительное поражение перед лицом связей, коррупция неизбежно расползается внутри общества.
– Практика подношений и подарков.
Приглашения гостей на обеды и ужины и подношение им подарков часто бывают тесно связаны с «поиском связей» и решением вопросов «по блату». В 70-х и 80-х годах XX века из-за наличия в экономике государственной и общественной собственности, а также снижения производительности, ощущался острый дефицит многих социальных ресурсов, поэтому те, кто имел доступ к этим ресурсам или управлял ими, превратились в нужных и полезных людей. В то время в китайском обществе ходила такая поговорка о том, что такое хорошая профессия: на первом месте – стетоскоп (врачи), на втором – руль (водители), на третьем – продавцы магазинов.
Сегодня облеченные властью чиновники стали объектом номер один для подношений и банкетов, вплоть до того, что за несколько дней до важных праздников образовывалась очередь из желающих сделать им подарки и пригласить на банкет.
– Отсутствие различий между общественным и частным.
После образования нового Китая руководители государства в условиях отсутствия достаточной материальной и духовной подготовки общества быстрыми темпами внедряли систему государственной собственности. Одновременно с этим, следуя коммунистическим идеям, широкое распространение получили призывы к справедливости и другим нравственным идеалам. Однако такие идеи и призывы опережали реальность и превосходили человеческую натуру. Государственное имущество принадлежит всем, и каждый имеет свою долю. Поэтому похищение имущества других людей – это кража, но похищение государственного имущества кражей не считается. Такой подход довольно распространен среди китайцев.
Довольно много государственных предприятий и организаций позволяли своим сотрудником пользоваться общественным имуществом, начиная от предоставления им транспорта и жилья и заканчивая обеспечением их канцелярскими принадлежностями.
Из-за того, что многие годы между частным и общественным не существовало четкой границы, некоторые наделенные властью чиновники неосознанно или почти неосознанно сползли в коррупционный омут.
– Пристрастия к исключительным полномочиям.
Многовековое существование феодального общества оставило глубокий след в сердцах китайцев, касающийся их представления об исключительных полномочиях. Результаты опроса, проведенного Народным форумом в 2012 году, показывают, что 50 % опрошенных четко понимают несправедливость особых привилегий, но вместе с тем сами вовсе не отказались бы от их использования. Приведем такой пример. Пекинцы часто наблюдают, как в связи с поездками руководителей государства на улицах перекрывается дорожное движение, а специальные автомобили осуществляют движение вопреки правилам. В это время большинство горожан могут проявлять свое негативное отношение, вплоть до возмущения, однако в глубине души все же надеясь на возможность наслаждения подобными привилегиями самими. Поэтому кое-кто даже придумал способы, как достичь этих особых привилегий, например самовольно установив на машине полицейские мигалки.
Наблюдая за ситуацией в различных странах мира, можно сказать, что между количеством особых полномочий у чиновников и степенью серьезности проблемы коррупции существует однозначная связь. Наличие у чиновников множества особых привилегий и льгот часто превращает коррупцию в достаточно серьезную проблему, а равенство положения чиновников с народом, наоборот, значительно уменьшает ее актуальность.

В целом ряде зарубежных государств удалось создать такие механизмы, которые позволили ограничить коррупцию масштабами, не представляющими серьезной опасности для нормального функционирования государственного аппарата.
Очень интересна ситуация в современном Китае.
Борьба с коррупцией для правящей партии стала серьезным вызовом. Принятый в 2012 году на XVIII съезде Коммунистической партии КНР новым руководством страны антикоррупционный курс, предполагающий применение как временных, так и радикальных мер, призывающий «одновременно бить и тигров, и мух» (т. е. выявлять коррупционеров от верхов общества до его нижних этажей. – Прим. переводч.), наглядно продемонстрировал беспрецедентную решимость в борьбе с коррупцией. Что подтвердил и ряд громких судебных процессов.
Текущая ситуация с коррупцией в Китае
Последние десять лет Китай считается лучшей в мире страной по количеству проведенных расследований и отданных под суд взяточников и коррупционеров. По данным рабочего доклада Верховной народной прокуратуры КНР, ежегодно в Китае проводятся расследования и принимаются судебные решения в отношении примерно сорока тысяч коррупционеров. Среди них чиновников уездного уровня более двух тысяч человек, ведомственных кадров – более двухсот человек и пять-шесть человек из руководящих звеньев регионального и центрального уровня.
22 октября 2013 года, докладывая Постоянному комитету Всекитайского собрания народных представителей, Генеральный прокурор КНР Цао Цзяньмин отметил, что в период с января 2008 года по август 2013-го органами прокуратуры по всему Китаю было возбуждено и расследовано 151 350 дел в отношении 198 781 человека, среди которых 13 368 человек являлись чиновниками уездного уровня, 1029 человек относились к ведомственным кадрам и 32 человека принадлежали к региональному руководству, включая члена Политбюро ЦК КПК, главу шанхайского горкома КПК Чэнь Лянъюя (приговорен к 18 годам тюрьмы. – Прим. ред.) и главу чунцинского горкома КПК Бо Силая (приговорен к пожизненному заключению. – Прим. ред.).
В 2014 году успехи Китая в «ударах по тиграм» (всего же за год за коррупционные преступления было осуждено более 71 тысячи человек. – Прим. ред.) привлекли к себе всеобщее внимание, когда были возбуждены и расследованы дела в отношении тридцати трех высших чиновников от регионального уровня и выше, включая таких «тигров», как заместитель председателя Народного политического консультативного совета КНР Су Жун, заместитель председателя Центрального военного совета КНР Сюй Цайхоу, член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан.
Однако существует еще и т. н. «черная цифра», означающая количество коррупционных преступлений, которые были совершены, но не были выявлены или раскрыты. В Китае расследование преступлений в коррупционной сфере сталкивается с т. н. «тремя трудностями»: трудностью выявления факта преступления, трудностью ведения следствия и получения доказательств и трудностью осуществления наказания.
Общественные обычаи, как причина происхождения коррупции
Причины широкого распространения коррупции в современном Китае чрезвычайно разнообразны: это и индивидуальные, и институциональные, и социальные причины.
Коррупция рождается в определенной социальной среде, поэтому общественная культура, традиции и обычаи влияют на ее происхождение и распространение. Среди общественных обычаев Китая основными причинами происхождения коррупции стоит выделить следующие:
– Ценность связей и пренебрежение законом.
Начиная примерно с середины 70-х годов прошлого века, в Китае приобрела популярность практика «поиска связей для решения вопросов.
– Практика подношений и подарков.
Приглашения гостей на обеды и ужины и подношение им подарков часто бывают тесно связаны с «поиском связей» и решением вопросов «по блату». В 70-х и 80-х годах XX века из-за наличия в экономике государственной и общественной собственности, а также снижения производительности, ощущался острый дефицит многих социальных ресурсов, поэтому те, кто имел доступ к этим ресурсам или управлял ими, превратились в нужных и полезных людей.
– Отсутствие различий между общественным и частным.
После образования нового Китая руководители государства в условиях отсутствия достаточной материальной и духовной подготовки общества быстрыми темпами внедряли систему государственной собственности. Одновременно с этим, следуя коммунистическим идеям, широкое распространение получили призывы к справедливости и другим нравственным идеалам. Однако такие идеи и призывы опережали реальность и превосходили человеческую натуру. Государственное имущество принадлежит всем, и каждый имеет свою долю. Поэтому похищение имущества других людей – это кража, но похищение государственного имущества кражей не считается. Такой подход довольно распространен среди китайцев.
– Пристрастия к исключительным полномочиям.
Многовековое существование феодального общества оставило глубокий след в сердцах китайцев, касающийся их представления об исключительных полномочиях. Результаты опроса, проведенного Народным форумом в 2012 году, показывают, что 50 % опрошенных четко понимают несправедливость особых привилегий, но вместе с тем сами вовсе не отказались бы от их использования.

В качестве ответа на вопрос я не случайно обратился к Китаю. Это наш южный сосед, у нас есть историческое родство идеологий. Несмотря на разные менталитеты, наблюдается удивительное сходство причин – базиса развития коррупции.
В России за последние годы общественны резонанс вызвали дело «Оборонсервиса», дело губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, дело губернатора Кировской области Никита Белых. Однако тенденция такова, что несмотря на колоссальный ущерб государству от коррупции в высших эшелонах власти наказание за подобные преступления не соответствует степени нанесенного ущерба. Евгения Васильева, нанесла ущерб государству в размере почти 650 миллионов рублей и получила пять лет колонии. Евгения Васильева покинула пенитенциарное учреждение по УДО с учетом времени, проведенного под домашним арестом. Срок заключения под стражей составил менее полугода.
Основные причины коррупции в настоящий момент.
1. Нестабильность государственной службы как института.
Вложения в карьеру и репутацию возможны при высокой стабильности в части прохождения государственной службы. При частых и сильных реорганизациях и сокращениях вопрос коррупционного обогащения не уравновешивается тезисом карьерного роста и социальных гарантий. Глубокая заинтересованность в честности и профессионализме должна приносить статус, хорошую оплату труда и пенсионные привилегии в длительной перспективе.
2. Несмотря на внимание власти к коррупционным преступлениям громкие резонансные дела не заканчиваются жесткими наказаниями.
3. Основная причина текущего положения дел – отсутствие политической воли высшего руководства на бескомпромиссную борьбу с коррупцией.

Библиографический список:
1. Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. — М.: Приор, 2015. — 737 с.
2. Опыт Китая по борьбе с коррупцией как пример для России. — М.: Торгово промышленные ведомости 2015 г.
 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники

Также на эту тему Вы можете почитать

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий